Tag Archives: российское кино

Новая беда России — уже без дураков

Я не отношусь к тем кинолюбителям, которые априори отрицают авторские вольности при экранизации классики, в том числе и перенесение действия в наши дни. Совсем недавно на наших экранах прошёл фильм Вуди Аллена «Жасмин», снятый по мотивам пьесы Теннеси Уильямса «Трамвай «Желание». Действие перенесено в наше время, что позволило режиссёру и сценаристу в одном лице по-новому взглянуть на старую историю и открыть очень и очень многое, что было там сокрыто от наших современных глаз. Времена изменились, изменилось и отношение к героям и их проблемам, но что-то и осталось вечным, почему и обращаются порой талантливые люди к старым историям. И ключевое слово тут — талантливые. Такие, как Вуди Аллен, например.

В России талантливых людей тоже немерено, даже в кино, потому и пошла я смотреть новый российский фильм «Дубровский» (2014), снятый по повести нашего бессмертного классика Александра Сергеевича Пушкина, без особых опасений. Было некое сомнение — удастся ли перенести историю благородного разбойника начала XIX века в наше время, но решила заранее ни на что себя не настраивать, а просто пойти и сформировать своё мнение при непосредственном контакте с новым фильмом. И действительно, это был контакт, а не просмотр фильма или, скажем, встреча с прекрасным. Трудно быть богом, это мы все знаем. Но оказывается, что и режиссёром, и сценаристом, и оператором, в общем — киношником вообще быть тоже трудно. Не спасут ни Пушкин, ни раскрученные звёздочки, ни злободневность, ни реклама. Хотя с рекламой я погорячилась, рекламу фильм получил хорошую, и она своё дело сделала.

Итак, Дубровский в наши дни. Абсурд? Да в принципе-то и нет. Если смириться, что крепостное право отменено, а вместо карет сплошь машины и тракторы, то со всем остальным полный порядок: те же баре вокруг, так же государство (в лице нечестных госчиновников) склонно их защищать, тот же бесправный народ, терпящий до последнего самодурство богатых и давно не ждущий правды от самого справедливого суда в мире. Хорошую историю придумал, однако, Александр Сергеевич, так она здорово вписывается в наше время, что и остаётся-то только тут немного заменить, тут подправить, диалоги переписать (потому как в наше время всё больше про деньги, а у Пушкина — про любовь да честь с достоинством) — и можно спокойно выпускать в прокат: зрителю даже ничего дотумкивать не нужно, всё и так понятно. И не придётся ему гадать, почему поссорились старый Дубровский с помещиком — ой, простите — олигархом Троекуровым и почему в одночасье государство отобрало у него дом и ферму и как это крестьяне подались в лес (тем более что совсем недавно процесс Приморских партизан отшумел). Всё злободневненько так, можно сказать, остро, не в бровь, а в глаз. А смотреть тягостно. Не по причине переживаний за попранную справедливость и растоптанную любовь, а по причине откровенно плохого кино, причём со всех точек зрения.

Даже не буду останавливаться на сценарных несуразностях, хотя их немало, а в общем-то даже очень много. Не то чтобы не углядели их Михаил Брашинский и Ко, а просто не стали заморачиваться: пиплу и так сойдёт, понятно же, что имелось в виду. Режиссура…  Ну, если коротко и по существу: никакого кинематографического прорыва нет. Обычное такое кинцо: поставил камеру и снимай без всяких заморочек, а что снимать, так это в сценарии всё прописано. Так и снимал этот могучий режиссёрский коллектив свою очередную нетленку. Оператор тоже не подкачал, не повысил градус своим киновидением, просто продемонстрировал некоторую профессиональную подготовку и знакомство с классикой операторского искусства (сцена смерти одного из «партизан» в лесу, когда верхушки берёз вот-вот начнут свой смертельный хоровод — цитата из «Летят журавли», как вы понимаете). Смех и грех, право слово!

С актёрами просто беда! Что научились с ними делать, так это их раскручивать по поводу и без. Смотришь старые фильмы и просто диву даёшься: куда всё делось?! Учат так? Или слишком много работают и уже не понимают над чем? С голосом что? С глазами? С общим выражением лица? Раздеться — раз плюнуть, произнести «я тебя люблю больше жизни» — не получается (если они одеты, конечно;  без одежды и так понятно). Не получается любовь, уже и просто симпатия с трудом даваться стала. Супер-разрекламированный Данила Козловский не меняет выражения лица на протяжении всего фильма, разве только когда падает на пол, подкошенный ударом ОМОНовца, да и то только потому, что кровь изо рта течёт и глаза закрыты. Я вообще, если честно, не увидела ничего запоминающегося у этой самой большой надежды современного кинематографа. С моей точки зрения, так он везде одинаков. Но если в других фильмах режиссёры как-то его смогли вмонтировать в происходящее на экране, то тут режиссёрский коллектив оказался бессильным по определению, в том числе и в работе с актёрами. Единственный, кто убедительно отыграл свою роль, так это Юрий Цурило в роли Троекурова. Хотя, может быть, потому что ему было что играть, в отличие от остальных бедолаг, которые были брошены на произвол судьбы и выбирались как могли из этого режиссёрского междусобойчика.

А самое главное, чего я не поняла, так это то самое сакраментальное: о чём фильм-то? Просто проэкранизировать Пушкина, прикрывшись нашим всем от возможной критики? Срубить бабки по-быстрому, оправдываясь если что злободневностью и борьбой с нашим вселенским злом — коррупцией? А заодно намекнуть всем забредшим в кинозал, что Россия страна такая, что со злом в ней надо бороться из-за бугра? Не случайно же во время проникновенного разговора Дубровского и Маши Троекуровой, когда между ними по замыслу авторов зарождалось то высокое и светлое чувство, которое вроде бы и составляет бОльшую часть повести Пушкина, впервые возникает тема исхода из России: «А почему ты вернулась из Англии? Неужели ты хочешь тут жить? — Нет, конечно! Просто я решила подумать, чем я хочу заниматься. А потом я уеду». И в самом конце фильма, когда (так уже повелось, непонятно только откуда — у Пушкина этого нет) мы уже ждём фразы: «Спокойно, Маша, я Дубровский», окровавленный герой с автоматом в руках призывает её: «Я увезу тебя отсюда«, а она отказывается, вероятно, потому что и новый муж вполне способен (с её-то деньгами) сам увезти её куда надо.

Честное слово, на этом фоне «Географ глобус пропил» с его тоже весьма размытой концепцией жизни в России действительно представляется лучшим фильмом года. А может быть, и десятилетия. Потому как о нашей жизни всё-таки говорит — своими словами и не призывая на помощь классиков. А вот о чём пробормотали мне в этом кино-опусе, вроде бы однозначном и понятном, я лично не разобралась. Единственно, что я поняла, так это то, что в таком направлении новый наш кинематограф идёт в никуда … или он уже там. И без всяких дорог.

Такие дела!

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

Дом кино. «Интимные места» (Россия-2013): Гениталии как средство производства

Вы когда-нибудь смотрели среднестатистический советский фильм на производственную тему? От начала до конца? И понравилось? И было даже интересно? И вы поняли, как надо варить сталь и сеять озимые? И сразу вам стала понятна цель и смысл вашей жизни?..

Вы думаете, что я сошла с ума? Да ничего подобного. Я тоже, как и все нормальные люди, понимаю, что никакие самые передовые производственные процессы, внедрённые кем-то на каком-то производстве, не могут повлиять не только на нашу жизнь, но и на жизнь героев этих фильмов. Даже если вы участвуете в похожем производственном процессе, только не на экране, а на самом деле. Да и не дело это кинематографа — осваивать передовые технологии и выяснять, когда именно озимые следует сеять. Это дело специалистов. И именно специалисты должны этим заниматься — в меру своей образованности, профессионализма и ответственности.

Всё это относится и к новой разновидности «производственного» фильма — фильма о «глубоко личном». Нет, не о том личном, которое творится в душе человека, вызывая на свет божий такие силы, которые могут либо раздавить человека, либо вознести на вершины, о которых и мечтать не приходилось.  А о том личном, которое спрятано до поры до времени у каждого под одеждой и вступает в действие (или не вступает) в положенное время и в положенном месте. Да, я имею в виду те самые интимные места, которым и посвящён фильм.

Я не ожидала, что фильм с названием «Интимные места» (Россия, 2013) будет рассказывать именно об интимных местах и действиях, с ними связанных. Я как-то думала, что это иносказательное что-то. Я обманулась. С первых же кадров стало понятно, что именно о проблемах, связанных с использованием этих самых мест, и пойдёт речь. Эпатажно? Да, но не в той мере, как, например, лет 10-15 назад. Привыкли мы ко всему, нас уже этим не удивишь, не потрясёшь, не взволнуешь. Интересно? Кому как, мне лично — нет. Мне было скучно. Не противно, не отвратительно, не стыдно — за себя, создателей фильма или публику, а просто скучно, как скучно бывает во время фильма, где сокрушаются, что сталь сварена ненадлежащего качества, а урожай мог бы быть лучше, если бы его высадили в своё время на полчаса позже.

Я понимаю, что вся жизнь героев фильма состоит не только из мыслей об этом и действий в этом направлении. Я понимаю, что показан только тот срез их жизни, который непосредственно касается этого. Я не ханжа и не считаю, что об этом нельзя говорить прилюдно и что это совсем не важно, да и вообще это неприлично, в конце концов. И я понимаю, что любые отклонения в интимной сфере семьи представляют большую опасность как для самой семьи в целом, так и для здоровья и психики каждого отдельно взятого взрослого человека. Да, человек может быть несчастен именно из-за разлада в интимной области. С этим надо бороться — идти к врачу, сексологу, сексопатологу, психоаналитику, психиатру наконец. Надо что-то делать. Но, по-моему, вываливать проблемы отдельных людей, даже если таких людей и таких проблем много, на экраны перед изумлённой публикой, не имеет смысла.

Я далека от мысли, что литьё стали на экране может помочь сталеварам в их нелёгком труде. И точно так же я далека от понимания, почему «откровенный» и «свободный» кинорассказ о людях, страдающих от тех или иных проблем, а то и заболеваний в интимной сфере, поможет реальным людям, сидящим по эту сторону экрана, справиться с подобными же проблемами в реальной, «некиношной» жизни. Это не задача искусства, как не являлись задачей искусства решение разнообразнейших производственных проблем в многочисленных советских производственных фильмах. Проблемы духовные, нравственные точно так же далеки от интимных сфер, как и сталелитейное производство, хотя конечно же интимная жизнь касается каждого из нас в гораздо большей, если не сказать — в глобальной, мере. Но и только. И поэтому радость кинообщественности по поводу того, что мы такие открытые и свободные стали, потому что можем говорить на такие запретные раньше темы, кажется мне несколько бессмысленной: к чему разговор-то? О том, что «со всяким бывает»? А то мы не знаем. И что «таких» всё больше? Тоже в курсе. И что?

После окончания фильма, в раздевалке, я услышала обрывок разговора двух очень молоденьких зрителей (интересно, им было 18+?). Юноша объяснял спутнику: «Это та же эротика, только со смыслом». Думаю, под смыслом он имел в виду содержание. Я же уцепилась за слово «эротика» Не думаю, что авторы стремились сделать эротический фильм. Эротикой тут и не пахнет — изначально, по замыслу. Обнажёнки много, но она крайне неэротического свойства. Я, если честно, удивлена, сколько однако народу с нашими среднестатистическими, отнюдь не модельными и накачанными телами, готовы полностью обнажиться перед камерой. Вялые груди, целлюлит, обвисшие женские и мужские животы, «спящие» мужские гениталии… Какая эротика, и мысли не возникает. Как и возмущения и желания «не пущать«. Ничего не возникает — скучно потому как. Страшно скучно.

Единственная по-настоящему трогательная и пронзительная линия этого фильма — о молодой женщине, мечтающей о ребёнке,  муж которой не разрешает ей «плодиться» -  оказывается погребённой среди многочисленных ракурсов мужских и женских гениталий, фаллоимитаторов и вибраторов, нецензурной лексики (на разные лады произнесённые названия интимных мест — и ни разу ни слова о душе, любви, о счастье) и нетрадиционных желаний. «Все мы извращенцы», — говорит один из  персонажей. Да, похоже, что в этом фильме такого добра на каждый квадратный метр пространства гораздо больше, чем требуется для внятного произведения киноискусства.

…Недавно одна знакомая заведующая библиотеки рассказала мне, что к ним в библиотеку поступила книга стихов с таким огромным количеством ненормативной лексики, что она была вынуждена обратиться в организацию, которая и распределяет книги по библиотекам. Ответ был лаконичным: «Вы, наверное, чего-то не понимаете в современной поэзии!» Да, я тоже чего-то не понимаю в современной поэзии, оперирующей площадными словами для выражения своих чувств. Да и в современном кинематографе, как выясняется.

Такие дела…

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

«Географ глобус пропил»: история, рассказанная слишком поздно

О новом российском фильме «Географ глобус пропил» (2013) не слышал только тот, кто вообще ничего не хочет слышать о российском кинематографе. Громкий фильм, получивший не только множество призов, в том числе и три приза «Кинотавра», но — что важно — признание зрителей и не только российских. Фильм не оставляет равнодушным никого — ни его поклонников, ни противников. Даже наш прокат, ориентированный почти исключительно на американское кино, предоставил ему лучшие экраны в самый прайм-тайм. И залы полны! «Фильм с человеческим лицом» — так сказала о нём моя знакомая, имеющая профессиональное отношение к кинематографу.

Я смотрела этот фильм в полном зале, настроенном весьма благожелательно. Два часа экранного времени пролетели незаметно. Действительно, фильм смотрится на одном дыхании. Режиссёр, он же один из сценаристов, Александр Велединский собрал отличную команду, которая и принесла картине заслуженный успех. Нет швов, нет стыков, нет натянутости и вообще ощущения, что смотришь фильм. В него погружаешься и несёшься вместе с сюжетом по всем перипетиям, уготованным главному герою. Актёрская игра — какой я давно уже не видела в нашем новом кино. Особенно произвели впечатление Елена Лядова и Константин Хабенский, к которому я в принципе равнодушна. Но тут — что есть, то есть, не отнимешь. Да и остальные роли замечательны — и у Евгении Брик, и у Александра Робака, и даже крохотная ролька завуча Агриппины Стекловой. И старшеклассники в роли старшеклассников не произвели впечатление ряженых первокурсников театральных училищ. Музыка прекрасно вписывается в это киноповествование и действительно заслужила добрые слова в свой адрес и приз «Кинотавра». Всё отлично, всё здорово!

Но почему-то не ликовалось. Что-то мешало, и бился в голове вопрос, на который никак поначалу не могла найти ответ: «А о чём фильм-то?». Согласитесь, законный вопрос после двухчасового ликования. Дома долго думала, бубнила под нос, лазила в Интернет за интервью и отзывами (большей частью положительными). И надумала, попав при этом в ту малочисленную часть зрителей, у которой есть к фильму некие претензии. Их немного, этих претензий, у меня так она одна, но из той категории, которая мешает сказать: «Это лучший фильм года» (а то и столетия, тысячелетия и вообще в истории кинематографа, как заявляют особо ретивые поклонники).

Кто бы как не относился к фильму, все сходятся в одном: киноистория, вернее, её основа корнями уходят в традицию русского искусства, кинематографа в частности. Это история «чудика», не вписывающегося в окружающую жизнь. Некоторые даже находят ассоциации с Онегиным, Печориным и Обломовым, но тут, мне кажется, они уже хватили лишку. Конечно, приходят на память «Осенний марафон» с мягкотелым Бузыкиным, «Берегись автомобиля» с чудаковатым Юрием Деточкиным, но там всё-таки другие истории. Я же уже к середине фильма вдруг всё чаще стала вспоминать «Утиную охоту» да и вообще Вампилова, тем более что и действие происходит в Сибири, подальше от зачумлённой Москвы поближе к исцеляющей душу природе. Лично для меня главный герой фильма  Виктор Служкин обозначился как Зилов, только не злой, агрессивный и сознательно подлый, а … никакой. Не подлый — сознательно. Не злой — так как злость требует всё-таки какой-никакой активности, чего герой не может по природе своей. Но и не добрый, так как доброта требует выхода и приложения хотя бы душевных, если не физических сил, но сил никаких у Виктора нет и, похоже, никогда и не было. Он — герой безвременья, обаятельный, беззлобный, ничего не требующий от других и не способный дать ничего сам. «Лузер» — бросает ему в лицо жена. Да, он лузер. Что и доказывает себе и другим, заливая осознание своего места в жизни алкоголем, что тоже в традиции лишнего человека последнего столетия (представить себе благоухающего постоянным перагаром Онегина или Печорина, произносящего монологи заплетающимся языком, не могу).

Дело в том, что основу сценария составил роман Алексея Иванова «Географ глобус пропил», рассказывающий историю лузера, у которого земля ушла из-под ног в начале 90-х прошлого столетия. Да уж, тогда этих лузеров было хоть пруд пруди. Земля действительно уходила из-под ног, и молодые здоровые мужчины хватались, как за соломинку, за бутылку, чтобы не видеть, не слышать, ни за что не отвечать… Всё видели, слышали и за всё отвечали, как и водится в таких случаях, женщины, спасающие семьи, а заодно и своих непутёвых «кормильцев». Кто пережил 90-е, тому не надо объяснять что и как. И вот эта-то история и легла в основу сценария. Но времена изменились. И то, что было ещё 20 лет назад, если не извинительно, то хотя бы понятно, сегодня, как говорится, не катит. Нет разрушенных, как после бомбёжки, городов (во всяком случае, таких крупных, как в фильме), никто не изумляется и не вытягивается в струнку при виде такой редкой птицы как новый русский, уже не закрываются огромные НИИ (их благополучно позакрывали 20 лет назад). Почва ушла из-под ног тогда, в 90-е, а сейчас она наросла новая, не сказать, чтобы изумительно хорошая, но на ней вполне могут стоять все те, кто хочет это сделать. Тогдашние лузеры спились или лечатся на пенсии от хронических болезней, нынешние валяются на диванах не от постоянного похмелья, а от лени, которая оказалась сильнее всякого похмелья.

Сценарий о жизни в 90-х оказался не адаптирован к нынешним реалиям. А это для социальной драмы, каковой фильм является, убийственно. Социальная драма привязана ко времени априори. Иначе всё чаще начинаешь задаваться вопросом: а почему?.. а отчего?.. а зачем?.. И не находишь ответов. И главный вопрос, который сразу у меня возник, как только побежали титры по экрану: «Так о чём фильм?», так и остаётся без ответа.

Где-то я прочитала, что фильм является своего рода гимном лузерству. Мол, можно быть счастливым и будучи лузером. Конечно, если принять на грудь положенные пол-литра, то отчего же нет. Но если близкие люди и вообще все, кто от него зависят, несчастны, то это уже не гимн, а пародия на него. Ничего не хотеть от жизни — это не подвиг, это твоё личное дело, когда оно касается только тебя. А когда страдают «любимая» жена, дочь? А когда ты тащишь своих учеников в турпоход на реку Чусовая с её опаснейшими порогами, при этом не просыхая и периодически выпадая в осадок от водки? Дети-то ещё оказались приличными, можно сказать, положительными. Это тоже из 90-х, тогда детки ещё не озверели от  безнаказанности и вседозволенности и верхом издевательства над учителем считалось описать ему тряпку, предназначенную для стирания с доски. Их придуманная прямо в походе песенка «его же посадят за мёртвых детей» говорит о том, что дети оказались более зрелыми, чем их постоянно пьяный руководитель.

Его не посадили, его уволили по собственному, дабы шуму вокруг школы не было. И живёт он и дальше, такой вот весь неземной (мечтает жить как святой), такой надмирный (парит над миром на балконе), такой обласканный сбежавшей было женой и нашим добрым кинематографом, который в человеке без воли и чувства долга видит воплощение благословенного лишнего человека с его вечным «что делать» и «кто виноват».

А может быть, он сам виноват?

Такие дела.

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

XXXV МККФ. Российское кино: Что дальше?

В этом году решила честно ходить на российскую программу XXXV ММКФ и посмотреть ВСЁ — от начала до конца. Ну, хотя бы по одному фильму в день. Казалось, что это не так уж трудно. Но трёх фильмов хватило, чтобы моя решимость угасла на корню, да и жара, знаете ли… В жару тащиться в центр Москвы, ехать в потном метро, сидеть в душном кинозале Дома кино, где не спасают мощные кондиционеры… Фактор жары окончательно снял все вопросы: достаточно и того, что я отсмотрела. Попробую немного подсобраться в кучку и проанализировать свои ощущения.

Итак, фильм №1: «Чапаев, Чапаев» режиссёра Виктора Тихомирова. Через минут 10 после начала просмотра я начала тосковать, что придётся терпеть почти два часа непонятно чего. В середине фильма я обратила внимание, что мне очень весело и я хохочу. Не от бессилия что-то понять, а просто потому, что очень весело и позитивно стало на душе. Давно не видела такого кино: экстремальное озорство, не переходящее однако в глумление и осмеяние. Виктор Тихомиров — представитель художественного объединения митьков. Я думаю, что больше ничего говорить и не надо. Кроме, пожалуй, того, что и как кинорежиссёр он оказался очень состоятелен и сделал классный фильм, пусть и в новомодной сейчас «клиповой» манере. Не в манере дело, а в том, есть ли что человеку сказать. Тихомирову — есть что, потому и фильм получился. А поскольку то, что он наговорил в этом фильме, мне пришлось по душе, то и фильм понравился.

Рассказать сюжет, без риска показаться сумасшедшим, невозможно. Формально сюжет движется в двух временных плоскостях: гражданская война с Чапаевым с шашкой наголо и жизнь начала 60-х годов, где Актёр (Иван Охлобыстин) снимается в фильме о Чапаеве. Но это только формально. На самом деле, как мне показалось, это фильм о советском времени. И, как это не покажется кому-то странным, не с целью очередной раз пригвоздить к позорному столбу, а просто попытаться вспомнить: а как мы тогда там все жили-то. И рассказ получился очень озорным и позитивным. Если фильм разбить на те коротенькие клипы, из которых он состоит, то каждый из них представляет собой маленький киношедевр. Самое странное, что все эти маленькие шедевры режиссёру удалось «сшить» в единое целое и получилось вполне добротное кино, авторское, но доступное для любого не самого продвинутого зрителя. Было бы желание смотреть и понимать, что зачастую является самым важным, когда снимается кино о нашем прошлом. Режиссёр не отделяет себя от «масс», поэтому, мне думается, он вполне способен достучаться до любого, самого предубеждённого сердца. Сам он говорит о себе так: «Я тут работаю как аккумулятор, впитавший в себя множество книг. Мы были последним счастливым поколением, которое выросло без телевизора, в лучшем случае, с радио, поэтому читали абсолютно всё, что попадало в руки и запоем».

По-моему, фильм «Чапаев, Чапаев» — яркий образец того, как замысел совпал с результатом. Вот как задумал автор, так всё и получилось, что, как ни странным это покажется, бывает далеко не всегда. И только у самых-самых. Вот Виктор Тихомиров и есть самый-самый, и я теперь самая его горячая поклонница. И я всей душой присоединяюсь к его словам: «Положительный пример всегда имеет созидательное свойство: он излечивает человека, придаёт ему сил. Мне такая позиция ближе, хотя, конечно, существует огромный массив депрессивного искусства, которое принято считать более философичным, глубоким. Но я свою скромную миссию вижу в том, чтобы обнадёжить, развеселить зрителя, чтобы он приободрился, а не в могилу с надеждой глядел. Это, конечно выставляет меня несколько поверхностным, нефилософичным автором, но я сознательно на это иду».

Я потому так подробно остановилась на этом фильме, что о фильме №2 «Репетиции» кинорежиссёра Оксаны Карас мне сказать вообще нечего. Два издёрганных молодых человека (она — театральный художник, он — актёр) … Господи, а что же они делают-то? Любят друг друга? Говорят, что, вроде как бы, да… Во всяком случае, секс крупным планом нам продемонстрировали. Денег нет, работы — у него — нет, своего жилья нет, долги есть, неустроенность есть, перспектив в жизни — как личной, так и профессиональной нет. И вот два чудика весь фильм измываются друг над другом, а заодно и над зрителем, чтобы в конце, пройдя какие-то мифические испытания, опять слиться в объятиях. Как-то пусто и неинтересно, причём изначально. Фильмов таких а нашем ТВ миллионы, наверное, и этот пополнит их ряды. (Должна отметить, кто Оксана Карас очень эффектная женщина. Вот и всё, что запомнилось из второго кинопросмотра).

Фильм №3 «Небесные жёны луговых мари» режиссёра Алексея Федорченко оставил в моей душе столь неизгладимый след, что я решила с этой самой российской программой завязать. До просмотра все только и верещали, что фильм возили на Римский международный кинофестиваль, правда, умалчивая, что он там ничего не получил. Зато на Кинотавре!.. Эка невидаль: получить премию на нашем фестивале! Как это делается, все мы знаем, даже говорить не о чем.  По-моему, получив приз на Венецианском фестивале за фильм «Овсянки», режиссёр, как говорится, возомнил и его понесло. И не надо говорить, что этот фильм относится к разряду «поэтических» (был такой жанр в советское время, очень его любили на киностудии им. А.Довженко). И не надо говорить, что фильм построен на основе культуры и мифологии народности луговых мари (есть такая). То есть основу составляет мифология этого народа, но вот то, что навешано на эту самую мифологию и культуру, по-моему, ни в какие ворота не лезет. В середине фильма у меня появилось стойкое убеждение, что режиссёр просто болен. Свихнулся на сексуальной почве. Во второй половине фильма начинаешь уже отделять миф от сексуальных фантазий режиссёра — и становится совсем невмоготу. И не надо говорить, что это такой, мол, марийский Декамерон. Если только не считать, что любой фильм с сюжетом «ниже пояса» является Декамероном. Не та философия, не тот посыл. И не надо говорить о чистоте и невинности плотских радостей лугового народа: дескать, сама природа, это так естественно. «Не правильно это, что дети не могут увидеть фильм. Моей дочери 12 и я ей показывал несколько раз. Картина невинна и целомудренна, она учит патриотизму. Но только потому, что там в кадре раздеваются девушки, её нельзя смотреть до 18 лет», — утверждает режиссёр. Зачем вы говорите неправду, господин режиссёр? Действительно, есть ограничение 18+. И мне кажется, что совершенно справедливо. Я бы своей 12-летней дочери не разрешила даже однократно смотреть на совокупления, так сказать, в полный рост и со всеми подробностями. Вам просто повезло, что в нашей стране такой разгул демократии по данному вопросу и на такой способ полового воспитания в вашей семье смотрят сквозь пальцы. Да и не всем взрослым приятно смотреть почти два часа на подобную трактовку чьего-либо эпоса.

В общем и целом, так или иначе, но охота смотреть российские фильмы очередной раз отбита. Не тот я зритель, вероятно, для кого наше кино снимается. Даже «Чапаев, Чапаев» не спасает положения, всё-таки это не массовое кино, не хлеб для кинозрителей, а некая изюминка. А изюмом, как известно, сыт не будешь.

А для кого снимают фильмы наши кинематографисты? И кто даёт под это деньги? А кого-то интересует, как они окупаются? И что делать? И кто виноват?

Такие дела.

Комментарии (9)

Filed under Uncategorized

Рецензия в 13 слов

Фильм «Легенда №17″ — лажа полная от начала до конца. Олег Меньшиков — гений! Всё!

Такие дела!

Комментарии (3)

Filed under Uncategorized

Я шагаю… под Москвой

Я вообще-то не собиралась смотреть российский фильм «Метро» (2012, режиссёр Антон Мегердичев). Не люблю я этот жанр — фильм-катастрофа. Они в принципе все одинаковы, сделаны по одному и тому же образцу и, за исключением единиц, которые попадают в историю кино (например, некоторые фильмы Хичкока), используют одни и те же приёмы и наработки. Было бы вернее сказать: заимствуют. Почему в результате посмотрела? Не знаю. Попался под руки — и посмотрела. Самое странное, что не жалею.

Конечно, этот фильм не избежал «заимствований» и не привнёс в историю кино ничего нового. Справедливости ради должна сказать, что он вроде бы и не претендовал на подобное попадание. Во всяком случае, я не слышала в речах съёмочной группы утверждения, что они «сняли уникальный фильм, который никогда до… и после…«. Нет, честно так признают, что фильм навеян советской лентой «Экипаж» и снимался с той же целью. Так что создателей фильма «Метро» можно смело поздравить с успехом и поставить всем участникам проекта твёрдую пятёрку за работу.

Для чего снимаются такие фильмы? Можно долго рассуждать о предупреждении человечества о нависших над ним опасностях даже в эпоху «полной победы» человека над природой (и здравым смыслом — хочется добавить). Но мне представляется, что цель более практична и близка к человеку, во всяком случае, более близка, чем эфемерные «предупреждения» непонятно кому. Да и странно было бы предполагать, что вот посмотрело человечество фильм-катастрофу — и сразу бросилось принимать меры по устранению и недопущению. Посмотрели, подрожали и пошли спать со спокойной совестью — вот и весь результат. Наверное, вся суть неистребимости жанра фильмов-катастроф заключена в их огромном и полезном психотерапевтическом эффекте: они отключают зрителя на пару часов от реальных проблем, тем самым снимая напряжение и нервные перегрузки и «перезаряжают» его «хорошим» концом фильма. Счастливо улыбаясь и переводя дух, зритель отрывается от экрана с чувством облегчения и отдыха издёрганного окружающей реальностью сознания. Вот если подобный эффект фильма данного жанра достигнут, то фильм-катастрофу следует признать хорошим.

Если рассматривать «Метро» с этой точки зрения, то он очень даже ничего себе. С задачей справляется на все сто процентов. В первые минут двадцать ещё машинально «отщёлкиваешь» на счётах подсознания один штамп за другим, но потом полностью погружаешься в действие, тем более что оно просчитано и рассчитано до минуты, чтобы не сбивать темп и не позволить зрителю выключиться из игры. Напряжение нарастает по мере разрастания предложенной катастрофы, то есть аварии на московском метрополитене, где грунтовые воды прорвали тоннель и грозят затопить само метро с находящимися там пассажирами, а заодно и обрушить центр Москвы с «наземными» жителями. Поскольку безликая пассажирская масса (то есть люди вообще) вызывают, конечно, сочувствие, но как-то весьма абстрактно, то в фильме, как и в других подобных фильмах, выделяется некое ядро из семи пассажиров и собачки Тявки, за которыми и следует камера. Попутно, пусть и мимоходом, раскрываются судьбы и характеры действующих лиц, начинаешь к ним привыкать и сочувствуешь уже гораздо более конкретно, чем сначала. В конце фильма напряжение достигает такого апогея, что вопрос «спасут-не спасут» становится не менее весомым гамлетовского «быть или не быть». (Кто не смотрел, сразу сообщаю, спасут почти всех. Кого не спасут, говорить не буду, все должны получить свой психотерапевтический эффект в полной мере.)

Список действующих лиц не нов, традиционен, но это не имеет никакого значения. Разумеется, тут и элементы любовного треугольника, когда выясняются отношения в казалось бы самый неподходящий для этого момент; и парочка молодых людей, которые только что познакомились и благодаря катастрофе у них рождается большое и чистое чувство; и «бывший» большой человек, потерявший себя в «наземной» жизни и вновь обретающий веру в себя; и неприспособленный интеллигент с портфелем, вялый и нерешительный, но добрый и трогательный… В общем, полный Ноев ковчег подобного рода кино-потопа. А для пущего усиления нервозности к этой группе действующих лиц подключили ещё двух персонажей, чьё присутствие в фильмах включает у зрителя на уровне подсознания сильное рефлекторное желание чуть ли не лично броситься на помощь: это ребёнок и собачка. Всё, группа готова, чтобы вывести любого из состояния ленивого и добродушного созерцания и погрузить в воды метрополитена, постепенно и неотвратимо наполняющегося водой.

Актёрский состав фильма сильный, играют все с душой, не переходя ту грань, которая нужна для фильмов подобного жанра. Не подумайте, что я говорю об этом с какой-то долей усмешки или пренебрежения. Наоборот, мне кажется, что режиссёром выдержана необходимая пропорция между актёрами и спецэффектами, когда и те и другие не мешают друг другу и не живут своей параллельной жизнью, а действуют заодно. Не знаю, как для кого, но на меня спецэффекты произвели большое впечатление и не вызвали никаких нареканий. Может быть, более технически подкованным зрителям что-то и показалось архаичным или совсем уж неправдоподобным с точки зрения науки физики, но мне, свободной от излишних знаний этого предмета ещё на школьном уровне, ничто не резало глаз. Мне было страшно. Причём иногда настолько страшно, что я благодарна сценаристам, что названия всех станций метро, где происходило действие фильма, выдуманы. И так на следующий день было страшно пользоваться этим пусть и не самым удобным, но совершенно необходимым видом транспорта.

Так что фильм удался. А на вопрос: «И зачем ты его смотрела?», который мне иногда задают знакомые, когда я рассказываю об этом, я с чистой совестью отвечаю: «А зачем все смотрели «Экипаж»?» Всё-таки знакомый, родной — не заграничный — антураж, да ещё и с современными реалиями, а не со старыми советскими, оказывает более глубокий психотерапевтический эффект. (А ребёнка и собачку спасли!)

Такие дела.

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

Дом кино. «Таланты и поклонники»: Так что же такое хорошая экранизация?

Отшумели баталии по поводу английской экранизации «Анны Карениной». Как водится, спорящие стороны остались на своём. Оно и правильно, спорили для души, для подтверждения собственных мыслей и представлений. Меня больше интересовала та часть спора, которая касалась вопроса: «А для чего вообще экранизируется художественное произведение?». И действительно, ведь не для того, чтобы народ, отвыкший от чтения, приобщился к литературе визуально, так сказать. Хоть так, если книгу в руки брать неохота. Такая постановка вопроса мне представляется абсурдной. Мне всегда представлялось, что кино является вполне самостоятельным видом искусства, а не вспомогательной разновидностью художественной литературы. Даже если в основу фильма ложится сюжет известной книги, это не означает, что фильм должен соответствовать своему литературному прототипу в каждой букве и запятой. Это основа, не более того. В книге главным действующим лицом всегда выступает сам автор, в фильме — режиссёр. Тогда и книга, и фильм могут жить своей жизнью независимо друг от друга.

К чему я это всё? Да вот посмотрела я вчера новый художественный фильм «Таланты и поклонники», и пристали ко мне такие вот вопросы: зачем да отчего? Зачем экранизировали? Отчего не слышно авторов фильма? И ещё много мелких всяких «почему», которые возникают, правда, при просмотре любого фильма. А этот фильм  вообще-то хорош, грех говорить о нём плохие слова, и не собираюсь я этого делать. Просто хочется немного разобраться, может быть, и в себе самой.

В преддверии 190-летнего юбилея нашего признанного классика А.Н.Островского был задуман огромный цикл «Тёмное царство», который включал в себя огромное количества (20, по-моему) его пьес. В наше время никто таких денег на Островского не выделит, это всем понятно, поэтому проект сжался до четырёх: «Таланты и поклонники», «Волки и овцы», «Бешеные деньги» и «Банкрот». Я так поняла, что цикл снимался с прицелом на телевидение, но опять какие-то непонятные зрителю споры о правах собственности заставили фильмы висеть в невесомости между кинопрокатом и показом на ТВ. Так что неизвестно, увидим ли мы результаты работы в ближайшее время. (А ведь «Таланты и поклонники» почти что об этом… Батюшки мои, только сейчас в голову пришло!)

Но это всё предыстория. А вчера в Доме кино состоялся премьерный показ фильма «Таланты и поклонники». Фильм представляли сценаристы и режиссёры всего цикла Олег Бабицкий и Юрий Гольдин, а также достаточно большая часть съёмочной группы. Все радовались и волновались, но смотрели на зрительный зал с надеждой. Зал не подвёл: фильм всем понравился. Он не мог не понравиться, в нём было всё то, чего так часто не хватает в современных фильмах, в том числе и в экранизациях: бережное отношение к литературной основе, уважительное отношение к зрителю, профессиональное отношение к собственной работе. Много говорить об этом я не буду, всё-таки надеюсь, что фильм пробьётся через все искусственно создаваемые препоны на телевизионные экраны и каждый сам сможет оценить масштабы и качество работы съёмочной группы. Остановлюсь только на самых бесспорных моментах.

Во-первых, действительное бережное отношение к классике, как и было заявлено с самого начала. Ни грамма своеволия, ни единого придуманного слова, никакой отсебятины. При этом фильм умудрился не выродиться в этакий кино-спектакль, долго и нудно иллюстрирующий пьесу Островского. При всей статичности сцен (а их всего 4) это кино, а не театр. Не зависаешь от скуки и малоподвижности актёров. Может быть, это получилось от того, что каждая, довольно долго продолжающаяся сцена перебивается этаким занавесом: это то сохнущее во дворе бельё, то задник кулис, через которые просвечивают фигуры действующих лиц, вот-вот готовых появиться в кадре. Но течение фильма не кажется статичным.

Во-вторых, актёрские работы. Хорошая такая, богатая актёрская игра, от которой мы начинаем понемножку отвыкать. То есть мы-то не отвыкаем, мы-то помним и очень хотим снова посмотреть на хорошую актёрскую игру. Но вот встретить её в новых (особенно молодёжных) фильмах, а особенно на экранах телевизоров так же трудно, как найти золотой самородок в подмосковном лесу. Сами режиссёры в одном из интервью жаловались, что кастинг фильма длился почти полгода (!). Актёры, особенно молодые, избалованные участием в бесконечных сериалах, просто не в состоянии были проговорить текст Островского! Это же ужас, если вдуматься: актёр не может произнести текст, который в XIX, да и в XX веке просто отлетал от зубов! Поэтому с большим трудом на все роли насобирали артистов театра, которые не засветились на телевидении, но умеют играть. Наблюдать за такой работой просто удовольствие. Единственная претензия к исполнителю роли Пети Мелузова, но я не уверена, что тут виноват он: мне кажется, что тут сам Островский немножко подкачал. Этакий резонёр, декларирующий прописные истины, постный и скучный до сведения скул. Просто непонятно, как героиня могла в него влюбиться. Все остальные типажи — просто замечательны, хоть и знакомы со школьной скамьи.

Экранизация хороша, фильм смотрится с удовольствием, он даже актуален (хоть и не люблю это определение по отношению к произведению искусства): ведь сейчас, как никогда, отношение ТАЛАНТА и ДЕНЕГ, их шествие рука об руку и безусловная зависимость первого от второго, очевидны без всяких комментариев. И даже дети могут смотреть этот фильм: никакой обнажённой натуры и нецензурной лексики. Вы представляете: нет плохих слов, а зрителю всё понятно! Кто бы мог подумать! (Это я так пошутила, если кто не понял).

Что же смущает? Почему что-то не даёт мне прыгать от восторга и радоваться появлению нового прекрасного фильма, тем более полноценной и достойной экранизации? Мне не хватает личного отношения создателей фильма, то есть того, что превращает создателей в полноценных авторов. Для чего экранизировали пьесу Островского? Хотя может быть, не надо умничать, а просто признать, что любое напоминание подрастающим поколениям и их вечно занятым родителям о существовании шедевров русской классики уже само по себе является сверхзадачей любой экранизации? Вполне возможно. И тогда фильм «Таланты и поклонники» представляется очень успешным шагом в этом направлении. Если конечно фильм дойдёт когда-нибудь или до проката, или до ТВ-экранов. То есть если на пути несомненного ТАЛАНТА наконец-то появятся благородные ДЕНЬГИ.

Такие дела.

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

«Орда» (2011): Почём эпос для народа

Очень хотелось написать ехидную рецензию, порезвиться и подпустить шпилек разной величины создателям очередной «развесистой клюквы», паталогически многозначительной и псевдоэпической. Прошли сутки – и перехотелось. Нет, не перегорело, просто бессмысленное занятие в данном случае. У фильма есть свой зритель, и доказывать ему, что фильм не то чтобы так себе, а и вовсе не фильм, занятие неблагодарное и бесперспективное. А тем, кто уже поехидничал, и так ясно и понятно, ЧТО нам очередной раз подсунули под маркой народного эпоса и воспитания православного патриотизма. Уж так как-то получается в нашем кино в последнее время: чтобы «воспитать патриотизм» надо создать что-то крайне глобально-эпохальное, желательно с реальными историческими деятелями и чтобы над всем этим знамя православное развевалось. Вспоминаются советские фильмы «В бой идут одни старики», «А зори здесь тихие», «Летят журавли». Тихие такие фильмы в плане народного эпоса, а вот поди ж ты – воспитывали поколения и сейчас продолжают. А тут – гремят оружием, стягами размахивают, молитвами сыплют, а про что фильм, сказать затруднительно. Самый распространённый ответ: «Про Орду». Ну, мы так и поняли из названия.

Фильм Андрея Прошкина по сценарию Юрия Арабова (имена-то какие! даже подступаться страшно) получил уже пять «Золотых орлов» и номинирован 11 раз на премию «Ника». И получит он её, как пить даст получит. Фильм снят на деньги производственной кинокомпании «Православная энциклопедия» при участии государства и Газпрома. У кого-то остались сомнения, что фильм получит всё, что положено? У меня нет — получит. И ещё не раз.

Претензий к фильму много изначально, то есть со стадии сценария. Сама задумка крайне невнятна, к тому же с историческими реалиями немножко повольничали. Конечно, можно оправдаться, что это же художественное произведение, вымысел. И привести в пример «Александра Невского» Сергея Эйзенштейна, где тоже можно нащёлкать столько несоответствий, что мама не горюй! Но есть несоответствие и есть реальная история. Нельзя писать «Войну и мир» и вместо, скажем, Кутузова взять в главнокомандующие Суворова. Чтобы патриотичнее получилось! Или отменить крепостное право сразу же после бунта Емельяна Пугачёва. Есть магистральные исторические пути, а есть тропинки. Вот с тропинками можно поэкспериментировать, кустики там всякие понасажать, которых там отродясь не было, не убудет – ни от тропинок, ни от кустиков. А уж с основными историческими датами и героями, будьте добры, повежливее. В фильме же смещены даты, реальные политики приходят к власти, когда их там совсем «не ждут»… Историческая кутерьма, в общем и целом.

Не знаю, грешит ли тем же самым сценарий, но вот режиссёрская задумка, по-моему, подкачала. Я не могу ответить на вопрос, о чём фильм? То есть историю-то, рассказанную в фильме, проследить можно, но вот глобальное «о чём фильм» как-то замылено, затеряно, заставлено декорациями и покрыто слоями грязи и кровушки людской, которая льётся с экрана, как воды Ниагарского водопада. Для чего фильм-то снимали? Показать, как Орда изнутри сгнила? Так и показали бы. Но ведь перед нами только история двух переворотов, ключевой роли в развитии Орды не сыгрывшие. И стоило так много сил и средств, в том числе и творческих, на такое действо тратить? А  то вроде бы получается, что Русь не потому Орду победила, что объединилась наконец и живота своего не пожалела, чтобы скинуть ненавистных угнетателей, а потому, что те сами опухли от безделья между дворцовыми переворотами. А это уже получается не героизм, а просто воспользовались моментом.

А уж глядя на русских, вообще трудно поверить, что действие фильма происходит примерно за четверть века до Куликовской битвы. Москва в XIV веке, разумеется, не имела ничего общего с современной, никакого каменного Кремля и всего прочего, кто же спорит. Но не две же избушки типа на курьих ножках посреди чистого поля? Всё-таки это было уже не захудалое княжество вековой давности, а новый центр притяжения земли Русской. С положенной по статусу крепостью, пусть и деревянной. И великий князь Иван II Красный был сыном Ивана Калиты, отцом Дмитрия Донского. Что ж его в избушку-то запихнули, в драный зипунок одели? И население Москвы непонятно где ходит, даже татары удивляются: «Где народ-то?»  Потому как пусто вокруг, одни собаки лают, а народа нет как не было. А действительно, куда он делся-то?

В отличие от захудалого княжества Московского Орда представлена в картине со всех сторон и во всех ракурсах. Конечно, точных описаний столицы Орды – Сарая — не оставлено. Поэтому художник-постановщик с чистой совестью дал разгуляться своей фантазии. И, похоже, он находился под впечатлением фильма Алексея Германа «Трудно быть богом». Вот именно так я и представляла себе Арканар – и изнутри и снаружи. Грязь, почти явно ощущаемый смрад, скрюченные фигуры и обезображенные лица, в общем и целом – пиршество уродства. Не лучше и в шатрах у сменяющих друг друга ханов: грязь, убожество, какое-то тряпьё вместо богатых одежд. Никакой тебе парчи, никакого тебе золота, только драные меха, выдаваемые за лису. И это в Орде, утопающей в богатстве и роскоши, пусть и по меркам XIV века.

Митрополит Алексий, вызванный в Орду на лечение ослепшей ханши и не сумевший это сделать, бродит по Сараю и проходит все круги ада, стараясь искупить свой грех: хан пообещал сжечь Москву. Я, как татары (или монголы, трудно сейчас с терминологией), всё никак не могла понять: какой в этом смысл? Или таким образом трактуется православная тяга к страданию? Не бежать домой с сообщением, что скоро придут из Орды Москву жечь, а взять и осесть в этой самой Орде, чтобы тебя вконец замордовали? И что за грех-то Алексий  искупал? Ханшу не вылечил? То есть он как бы поверил в то, что он действительно великий «колдун» и может управлять Богом? Какая-то странная трактовка, мало поддающаяся логике. Вера верой, но здравый смысл был и у служителей церкви. Взять хоть Сергия Радонежского или иноков Ослябю и Пересвета: в лихую годину и монахи за оружие брались. Время такое было, Родину надо было защищать. А не по Орде бродить, желая себе мученической смерти. Просто достоевщина какая-то.

Что в фильме есть хорошего, качественного? Безусловно, костюмы, грим, массовка не подкачала. Если за это фильм получит свои награды, то слово худого никто не скажет, что хорошо, то хорошо. Но считать картину лучшим фильмом года, а Прошкина лучшим режиссёром? Такое впечатление, что российское кино варится само по себе и не существует никаких других планок и сияющих вершин, кроме «Утомлённых солнцем-2, 3… далее везде…». Тогда всё становится на свои места и предельно ясно, почему у фильма такая раскрутка, такой вал наград и призов российских фестивалей и такие отчаянно советские положительные рецензии. Ведь, как написал один рядовой зритель в своём отзыве (пунктуация сохранена): «Фильм для тех кому интересно узнать как можно распилить многомиллионный бюджет снимая бескрайние степи, бесконечные глиняные дувалы и азиатов гастарбайтеров». Грубо и очень не политкорректно, но по существу, к сожалению, верно.

Такие дела.

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

Дом кино: Динозавры против людоедов

На прошлой неделе в Доме кино проходил показ работ кинематографистов Санкт-Петербурга. Я присутствовала только на двух, и надо сказать, что фильмы показались мне весьма знаковыми, особенно если учесть, что сняты они наследниками большого Ленфильмовского Кино (специально пишу с большой буквы, это мне кажется справедливым). То, что я увидела, меня крайне не обрадовало, если уж совсем смягчить формулировку. Причины тому разные, попробую в них разобраться.

Фильм «Поклонница» снят режиссёром Виталием Мельниковым, отметившим недавно своё 85-летие. Этот живой классик нашего кино снимал непрерывно с 1964 года, когда он выпустил свой первый полный метр «Начальник Чукотки». Его фильмы все смотрели, названия у всех на слуху, не буду оглашать весь этот длинный список. Представлявший картину «Поклонница» в Доме кино пытался поставить Мельникова в один ряд с Феллини и Антониони, но все понимали, разумеется, что сравнение притянуто за уши и скорее является данью почтенному возрасту, чем правдой. И вот 23-й фильм, снятый нашим «классиком» к своему и приближающему чеховскому юбилею. (Почему годовщина смерти в нашей стране отмечается как юбилей, я не могу понять, но так было всегда и пребывает до сих пор в умах нашего руководства от культуры.) Картину также представляли некоторые актёры, сыгравшие в этом фильме, среди них очень любимый и ценимый мною Кирилл Пирогов, сыгравший самого Антона Павловича. Музыка Игоря Корнелюка. Сценарий написан самим Мельниковым в лучших традициях советского биографического кино 60-70-х годов. И эти традиции в упор расстреляли трогательную и невероятно чистую историю любви – великого Чехова и малоизвестной в наше время детской писательницы Лидии Авиловой. Не помогла ни блестящая актёрская игра исполнителей главных ролей, ни наличие именитых и прославленных артистов (Олег Табаков, Светлана Крючкова, Иван Краско), ни красивые виды Петербурга, ни цитирование Чехова…

Я всегда удивлялась: почему фильмы, снятые во времена «застоя», смотреть можно и даже с большим интересом, а вот фильмы в той стилистике и по тем законам снятые в наше время, смотреть не то что нельзя, а просто с души воротит? Уже минут через 15-20 я поняла, что смотрю «фильм Юрского периода» — с киноджунглями и кинодинозаврами, которые лопают всё на своём пути: Чехова, любовь, чувство меры, здравый смысл. Я понимаю, что Мельников так всегда снимал, он верен своей киномузе, но поезд ушёл, сейчас так не снимают. Всё началось со сценария, написанного в стиле «а вот сейчас возьмём утверждённых классиков, покомпилируем и пусть попробует кто сказать, что это неправда». Воспоминания Авиловой + кусочки от Бунина + выдержки из прессы того времени + воспоминания мало кому сейчас памятных современников. И поверх этого цитаты из самого Чехова: они искусственно, но отнюдь не искусно вкрапляются в разговоры Антона Павловича с друзьями и знакомыми и – что самое непереносимое – в сдержанные любовные полупризнания Авиловой. Любовь упрямо пробивается через эти всем известные ещё по школьным временам цитаты и живёт в глазах прекрасных актёров – Кирилла  Пирогова и  Светланы Ивановой. Но ещё никому из актёров не удалось вытащить фильм, если режиссёр завёл фильм «не туда». Этот фильм не стал исключением.

Допускаю, что я не права. После окончания отовсюду раздавалось: «Какой хороший фильм. Как мне понравилось». И всё-таки мне кажется, что зрители так среагировали на саму любовную историю и на прекрасную игру актёров, а не на фильм в целом, беспомощный и наполненный старыми и безвкусными штампами. «Фильм Юрского периода», — ещё раз грустно констатировала я.

То, что я была не права, я поняла через несколько дней, попав на фильм «новой волны» — «Шоппинг-тур» режиссёра Михаила Брашинского. Мне стало ясно: «Поклонница» — это шедевр и только шедевр, потому как то, что я увидела… Старая истина: всё познаётся в сравнении. Опять на сцене тот же представляющий, и опять всё те же речи: «Бунюэль, Скорсезе… Великий фильм сейчас увидите, великий…» Он, правда, путал название фильма («Шапито-шоу», «Шоппинг-тур», какая разница для синефилов). Да и фильм он сам не смотрел, но тоже какая разница, он точно знает, что сейчас мы все увидим шедевр. Тем более что фильм получил главный приз Выборгского фестиваля «Окно в Европу» с формулировкой «За юмор и жанровую дерзость»… Как раздаются призы на наших фестивалях, мы знаем, поэтому это заявление особо никого не обмануло. После представления группа бодро спустилась в зал и заняла там места, что бывает крайне редко. Но, видно, очень уж хотелось им всем поприсутствовать на собственном триумфе, тем более что с прокатом у ленты не складывается.

Во время демонстрации фильма зал классически безмолвствовал. Только слышалось бодрое ржание (смехом это назвать нельзя) одной из актрис из съёмочной группы фильма. Судя по выдаваемым за смех звукам, допинг в буфете перед показом был принят изрядный. Ржать она не перестала и после показа, когда к ней робко подошла пожилая женщина и спросила: «А вы не умеете снимать другие какие-нибудь фильмы?» Не дождавшись ответа, отошла. Веселье съёмочной группы во главе с режиссёром явно говорило: «Мы не ожидали от вас ничего иного. Мы и так знаем, что мы гении, а вы просто не в силах воспринять ничего нового, быдло вы совковое». Чувствовалось, что Брашинский явно видит себя Чеховым на провале «Чайки» и готовится с достоинством носить терновый венец, увитый лавром.

Так что там за «львы, орлы и куропатки», которых не может понять и принять недалёкий зритель? Да старые они, как мир – и львы, и орлы, и куропатки. Обычный кровавый ужастик, причём крайне низкого пошиба. Ошеломляет лишь сюжет: Из Питера в Финляндию отправляется автобус на два дня в шопинг-тур, то есть по магазинам прошвырнуться. Один из главных героев – 15-летний подросток – снимает всё подряд на новый мобильник, который ему недавно подарили. Собственно, весь фильм снят «как бы» с телефона (что не является новым, я как раз накануне посмотрела американский фильм «Паранормальное явление», тоже снятый «как бы» любительской камерой). Но вот день для шопинга покупатели выбрали неудачный: в этот день каждый финн должен съесть иностранца (!). И будет ему счастье, финну, разумеется. И всю группу съедают, нет-нет, не выпивают кровь, а натурально съедают, прямо в магазине, вот откусывают сырое мясо от брюха, например, и чавкают с удовольствием. А кровь по подбородку рекой течёт и пачкает чистенькую финскую униформу. (И дама из съёмочной группы заходится в смехе на первом ряду). Вам смешно? Мне почему-то нет. И залу было не смешно. Некоторым было противно, а вот иных эмоций я как-то не заметила у зрителей. Вот и весь фильм. Он даже ничем не окончился. Просто вдруг пошли титры – и все с облегчением потянулись к выходу.

Слово автору (Брашинскому, значит):

«Что это комедия, вы поймете, только когда посмотрите. Люди должны идти на хоррор, а потом начинать смеяться. Странный и необычный продукт для России». – Да нет, почему же. И до Вас хоррор в России снимали, господин хороший, и качеством получше. А что касается смеха после просмотра хоррора, то вообще-то после хоррора полагается «бояться» и «шарахаться от собственной тени», а не смеяться. Хотя может быть, для Вас это одно и то же?

«Может, это звучит несколько цинично, но мне кажется, что этот фильм лучше продастся за рубежом, чем в России.» — А зачем им там покупать чужую блевотину, когда и своей выше крыши? Смысл-то какой? Откройте любую программу ТВ-передач на неделю и Вы там найдёте столько этой продукции, что не только ежу, но даже Вам станет ясно — тратить на Вашу поделку денежки никто не станет. Дураков нет, особо губы не раскатывайте.

И насчёт целевой аудитории промашка вышла. Не только пенсионеры, которым по статусу положено отрицать «всё новое», не приняли вашу великую фильму. Редкие отзывы редких молодых, которым «посчастливилось» приобщиться, как ни странно, свидетельствуют всё о том же: «Чего сняли-то? Американского г…. недостаточно что ли? А вы что-нибудь другое можете снять?»

Так что мой выбор между динозаврами и людоедами состоялся в пользу первых. Пусть динозавры жили в глубокой древности, но они были живыми и более понятными. И ели они людей не для счастья, а чтобы просто пообедать. А в остальное время были тихими и красиво выли на луну. А потом вымерли – и в мире стало чего-то сильно не хватать.

Такие дела!

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

Дом кино. «Последняя сказка Риты»: «На вас было чёрное закрытое платье…»

Я не случайно вынесла в заголовок строки Александра Блока. Первая ассоциация, которую пробудил во мне фильм Ренаты Литвиновой «Последняя сказка Риты», было сравнение с Серебряным веком. Смертельная красота и красота смерти – вот что приходит в первую очередь в голову, когда я думаю о том периоде истории нашей культуры. Конечно, это только на поверхности, было бы глупо ограничивать значение и тематику произведений того времени только играми со смертью, но предчувствие скорой гибели привычного мира сквозит в каждом из произведений той эпохи. И вот – опять, повеяло…

Фильм Ренаты Литвиновой, который она снимала чуть ли не два года и в котором выступила в роли сценариста, режиссёра, продюсера и – извиняюсь за тавтологию – в главной роли, вернее, в двух главных ролях, относится к категории «фильм не для всех». Хотя ничего особо сложного в нём нет. Это не интеллектуальная головоломка в стиле А.Сокурова или провокационная киновыходка Дэвида Линча. Ни в коем случае нельзя отнести фильм и к кино, про которое говорят: «Это для тех, кто любит думать». Я бы сказала так: «Это фильм для тех, кто любит чувствовать». Фильм должен вызвать в зрителе какие-то близкие ему ассоциации, неясные, быть может, ему самому собственные представления о жизни и смерти, тогда душа откликнется на эту «сказку Риты» и позволит ему унестись на волнах своей фантазии в сложный и причудливый мир, созданный Ренатой Литвиновой. Для того чтобы это случилось, необходимо, во-первых, не раздражаться самим явлением «Рената Литвинова», а во-вторых, не бояться думать о смерти. И то и другое для многих является проблемой. Так что фильм действительно не для всех.

Тема смерти, ощущение близкого конца – главные темы символизма, определившие стилистику и систему образов литературных произведений того времени. Выполненный в той стилистике и тематике фильм естественным образом может говорить только о смерти. Этой темы мы все избегаем – не только в разговорах, но и в мыслях. Рассуждать о ней могут или душевнобольные, или художники (некоторые считают, что это примерно одно и то же. Вопрос спорный, но закономерный). И вот перед нами ещё одна попытка сказать своё слово о смерти. У Ренаты Литвиновой она предстаёт в обличье не только утончённо прекрасном («На вас было чёрное закрытое платье, вы никогда не поднимали глаз… У вас был голос серебристо утомлённый, ваша речь была таинственно проста…»). Она ещё и добра и милосердна – в отличие от той жизни, которая всех нас окружает. Право слово, не стоит её бояться, ведь она желает избранному скорейшего избавления от земных мук и пытается обставить уход согласно его представлениям о красоте. Таков Ангел Смерти в исполнении Ренаты Литвиновой, пришедший из мира Смерти забрать с собой молодую любящую и любимую женщину по имени Маргарита Готье (!). Собственно эта история подготовки и ухода и составляет сюжет фильма. Всё остальное – только антураж, тоже изысканный и довольно изобретательный, местами очень смешной, местами просто страшный, потому как узнаваем.

Должна сразу сказать: сцены Жизни в фильме в миллион раз страшнее сцен Смерти. Люди бездушны, бездарны, некрасивы душой и телом (за исключением единиц, которые маются в этом мире, дожидаясь перехода в мир иной). Отчёт Ангела Смерти в Канцелярии Смерти о проделанной работе по проводам  Маргариты Готье время от времени сопровождается весьма убийственными комментариями о земной жизни («Я устроилась медсестрой в больницу под именем Тани Неубивко. Я постоянно пила, потому что там так принято. И постоянно встречалась с мужчинами, потому что в этом городе это очень ценится. От этого моя телесная оболочка претерпела большой урон»).  Да и сами земные сцены весьма неприглядны: обшарпанные стены палат «моргового отделения» городской больницы, не выпускающий изо рта сигарет даже во время вскрытия медперсонал, бездушные лица, равнодушные глаза… И только прекрасная Смерть оградит от этого надругательства над душой и телом.

Но фильм не грустный, ни в коем случае. Он причудливо течёт от настроения к настроению, не разрешая зрителю запугать самого себя. Большая заслуга в этом прекрасных актрис, которые играют в фильме: сама Рената Литвинова, Татьяна Друбич, Ольга Кузина, Сати Спивакова. Красота отвлекает от мыслей о смерти, утончённый и причудливый разговор этих незаурядных женщин не позволяет свести историю к банальному бытовому смыслу. Время от времени каждой из них предоставляется своеобразный экранный бенефис, оставляющий каждую из актрис один на один со зрителем – крупным планом, что называется, глаза в глаза. Это, например, сцена Татьяны Друбич на скамейке с воронами (не буду рассказывать подробно, кто хочет, сам увидит и поразится) или сцена Сати Спивакой в морге. Ну и конечно, сама Рената! Сколько изысканной фантазии, утончённого юмора и неожиданных решений предлагает она в образе земной Тани Неубивко и небесного Ангела Смерти. Одно только прикуривание через стекло – высший пилотаж.

С моей точки зрения, фильм состоялся. Снятый на деньги самой Ренаты Литвиной и Земфиры Рамазановой, он несёт на себе печать их неординарной сущности, без вмешательства спонсоров с их не всегда полезными художественному замыслу представлениями о том, что нужно зрителю. Они поставили всё на кон – и выиграли, дважды окупив пусть и крохотный по современным меркам бюджет фильма. Говорят, что ограниченность бюджета  сказалась на операторской работе. Может быть, даже скорее всего так и есть. Но честное слово, это мелочи по сравнению с результатом.

С фильмом связано одно «но», хотя это самое «но» является определяющим при решении того, смотреть этот фильм или нет. Если вы не любите Ренату Литвинову, если вас раздражает её манера говорить настолько, что вы не можете выслушать то, что она говорит, то фильм смотреть не надо. Потому как это, по большому и малому счетам, монолог Ренаты о том, что её волнует.

Такие дела!

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized