Tag Archives: российское кино

Борец и фокусник. Цирковой байопик 2014

Удивительное совпадение: почти в одно и то же время кинозрители смогли ознакомиться с двумя фильмами-байопиками, посвящённым так или иначе людям цирка, вернее, начавшим там свою карьеру, причём примерно в один и тот же отрезок времени. Оба — борец и иллюзионист — происходили из среды, к цирку никакого отношения не имевшей, оба заболели им неожиданно и бесповоротно, оба переросли собственно цирк и достигли в мастерстве неимоверных высот, оба стали легендой ещё при жизни. Правда, один из них стал не просто богатым, а очень богатым человеком, а второй — не просто бедным, а очень бедным. Но это исключительно по причине места жительства: один жил и работал в США, второй — в России, а после 1917 года — в Советской России, естественным образом превратившейся в Советский Союз. Я имею в виду американского иллюзиониста Гарри Гудини и русского борца Ивана Поддубного.

Премьера мини-сериала «Гудини» (Канада-2014) состоялась 1 сентября 2014 года, что не помешало мне уже через три недели купить DVD прекрасного качества. Я бы и не обратила внимание на этот диск, если не красочная фотография Эдриена Броуди. Неравнодушна я к этому артисту, стараюсь отслеживать все фильмы с его участием, хотя его некоторая всеядность меня смущает — уж больно много мусора он наиграл в последнее время. Но в конце концов, это его работа, ему виднее. Полнометражный художественный фильм «Иван Поддубный» (Россия-2014), который я посмотрела неделей ранее, привлёк меня, во-первых, хорошими отзывами и, во-вторых, воспоминаниями детства. Откуда в нашем доме появилась и куда делась книга об Иване Поддубном, я уже не помню. Но хорошо запомнила старомодную обложку и пожелтевшие и встрёпанные страницы — видно, много народу до меня почитали эту книжку. Наверное, это было издание для детей среднего школьного возраста, потому как читать её было крайне интересно и для меня в моём десятилетнем (примерно) возрасте. И я с тех пор помнила биографию Ивана Поддубного в том её советском варианте, который считали нужным преподносить в советское же время. (Наверное, книга была издана в годах 40-50-х, судя по запомнившему оформлению. И куда она подевалась?)

И вот я почти одновременно отсмотрела два байопика о легендарных людях, живших в одно и то же время, связанных с цирковой профессией, но с такой разной судьбой. Заодно поняла, что такое байопик: это фильм, снятый по мотивам биографии. Как экранизация по мотивам классического литературного произведения отличается от оригинала, в том числе и временем действия, некоторыми сюжетными ходами, а зачастую и смыслом и идейной направленностью, так и байопик отличается от биографии — датами, родственно-дружескими и общественными отношениями, итогами карьеры и самой жизни человека, о котором идёт речь. То есть фантазия в стиле биографии.

Не знаю, что именно не понравилось украинским властям в фильме «Иван Поддубный», что они его запретили к показу в Украине. Их дела, не буду даже размышлять по этому поводу. А вот что мне не понравилось — а мне не понравилось почти всё! -, знаю точно. И это даже не Михаил Пореченков, к которому я не особо благоволю, он-то как раз был вполне на уровне возложенной не него задачи. И хотя его неподвижная физиономия как будто застыла, почти не меняясь от сцены к сцене и от возраста к возрасту, но она вполне вписывалась в режиссёрский замысел и соответствовала ему на 100 процентов. Что просили, то сыграл, он же артист, человек подневольный. Режиссёр фильма Глеб Орлов режиссёрским остроумием не блистал: фильм явно снят в стиле тех 50-х, что и  книжка, по которой я в детстве изучала биографию Поддубного. Все режиссёрские ходы и находки предугадывались за минуту до их воплощения на экране. Так, если Иван Поддубный вынужден выйти на ринг против подлого французского противника, наславшего на него наёмных убийц, слава богу, только порезавших ему руку, то знаешь, что на экране во время боя будет показана крупным планом рука, с капающей кровью. Ага, закапало, отмечаем. И так далее. Примитивные такие режиссёрские «находки». Я не против традиций. Я против штампов. А режиссура заштампована от и до. Как и сценарий. Вот существует ещё со времён старого фильма «Борец и клоун» легенда о трагической любви Поддубного к гимнастке Мими, разбившейся однажды во время циркового представления, так мы её и сделаем (Мими, в смысле) единственной любовью славного борца. Со всеми вытекающими. Это же не биография, а байопик.

В результате жизнь Ивана Поддубного предстаёт в фильме в сильно урезанном виде. А ведь можно было сделать на основе биографии этого уникального человека вполне пристойный сериал, куда вошли бы такие факты его жизни, как арест ЧК в 1920 году и чудесное спасение от расстрела, последовавшая страшная нищета (жил, как все тогда, и не переставал любить Родину, как ни покажется это очень и очень многим странным), жизнь в оккупации в Ейске (он открыто ходил по улицам с Орденом Трудового Красного Знамени, а на предложение немцев уехать в Германию тренировать борцов, ответил: «Я русский борец, им и останусь»), последние годы после войны, прожитые опять в страшной нищете, когда он был вынужден продать все свои спортивные награды (все так жили, и он не мог иначе)… Судьба целого поколения, героического, непокорённого никем и ничем, ради идеи, ради родной страны, родного народа! Куда всё это ушло в фильме? И зачем его снимали? Для патриотизму его снимали, как его понимают наши некоторые кинотоварищи. Вернее, как они считают, что может понять наш зритель своей глупой головой. Потому что умной головы у нас с вами быть не может. Иначе что же получается: это они, эти самые кинотоварищи, глупые? И показывают нам эти умные кинотоварищи свои героические кинонаграды, вручаемые друг другу на всяких местных кинофестивалях, и считают, что они выполняют свою кинонорму по внедрению кинопатриотизьма в массы.

Мини-сериал «Гудини» на этом фоне выигрывает. Во-первых, умелой и к месту употреблённой компьютерной графикой. И режиссёр порезвился, и зритель наглядно убедился, что перед ними не маг-кудесник, а обычный иллюзионист, просто гениальный, не хуже Дэвида Копперфильда, а то и получше. Во-вторых, более разнообразной актёрской работой Эдриена Броуди, который на глазах менялся — от молодости к старости, от смеха к слезам, от серьёзности к иронии и тому подобное. Целая палитра оттенков образа американского героя вместо неподвижного серьёзно-угрюмого лица героя российского. В-третьих, биография Гудини представлена более полно, от и до: где родился, как женился, когда и отчего умер. В принципе, можно и не лезть в энциклопедию: после просмотра фильма всё и так ясно. Даже жена у американца — одна и та же на протяжении всей жизни — соответствует правде. А уж как там их семейная жизнь протекала на самом деле, это нас не касается, что в фильме показали, то и правда — для нас, кинозрителей.

Ну, и наконец патриотизм. С патриотизмом у американцев (в данном случае, у канадцев, но это, как вы понимаете, всё одно) в фильмах получается как-то лучше раз примерно в сто. Или в тысячу, если можно измерить степень достоверности в числах. Они это умеют. Они этим занимаются с момента появления киноиндустрии на их Голливудских холмах. И проявляется их патриотизм иногда тихо и ненавязчиво, иногда громко и под звук фанфар, но этому как-то веришь и немножко завидуешь. Значит, этому надо учиться. Иначе опять появятся псевдопатриотические опусы на тему «Россия — родина слонов», а зал будет сиять пустыми креслами.

Такие дела.

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

Новая беда России — уже без дураков

Я не отношусь к тем кинолюбителям, которые априори отрицают авторские вольности при экранизации классики, в том числе и перенесение действия в наши дни. Совсем недавно на наших экранах прошёл фильм Вуди Аллена «Жасмин», снятый по мотивам пьесы Теннеси Уильямса «Трамвай «Желание». Действие перенесено в наше время, что позволило режиссёру и сценаристу в одном лице по-новому взглянуть на старую историю и открыть очень и очень многое, что было там сокрыто от наших современных глаз. Времена изменились, изменилось и отношение к героям и их проблемам, но что-то и осталось вечным, почему и обращаются порой талантливые люди к старым историям. И ключевое слово тут — талантливые. Такие, как Вуди Аллен, например.

В России талантливых людей тоже немерено, даже в кино, потому и пошла я смотреть новый российский фильм «Дубровский» (2014), снятый по повести нашего бессмертного классика Александра Сергеевича Пушкина, без особых опасений. Было некое сомнение — удастся ли перенести историю благородного разбойника начала XIX века в наше время, но решила заранее ни на что себя не настраивать, а просто пойти и сформировать своё мнение при непосредственном контакте с новым фильмом. И действительно, это был контакт, а не просмотр фильма или, скажем, встреча с прекрасным. Трудно быть богом, это мы все знаем. Но оказывается, что и режиссёром, и сценаристом, и оператором, в общем — киношником вообще быть тоже трудно. Не спасут ни Пушкин, ни раскрученные звёздочки, ни злободневность, ни реклама. Хотя с рекламой я погорячилась, рекламу фильм получил хорошую, и она своё дело сделала.

Итак, Дубровский в наши дни. Абсурд? Да в принципе-то и нет. Если смириться, что крепостное право отменено, а вместо карет сплошь машины и тракторы, то со всем остальным полный порядок: те же баре вокруг, так же государство (в лице нечестных госчиновников) склонно их защищать, тот же бесправный народ, терпящий до последнего самодурство богатых и давно не ждущий правды от самого справедливого суда в мире. Хорошую историю придумал, однако, Александр Сергеевич, так она здорово вписывается в наше время, что и остаётся-то только тут немного заменить, тут подправить, диалоги переписать (потому как в наше время всё больше про деньги, а у Пушкина — про любовь да честь с достоинством) — и можно спокойно выпускать в прокат: зрителю даже ничего дотумкивать не нужно, всё и так понятно. И не придётся ему гадать, почему поссорились старый Дубровский с помещиком — ой, простите — олигархом Троекуровым и почему в одночасье государство отобрало у него дом и ферму и как это крестьяне подались в лес (тем более что совсем недавно процесс Приморских партизан отшумел). Всё злободневненько так, можно сказать, остро, не в бровь, а в глаз. А смотреть тягостно. Не по причине переживаний за попранную справедливость и растоптанную любовь, а по причине откровенно плохого кино, причём со всех точек зрения.

Даже не буду останавливаться на сценарных несуразностях, хотя их немало, а в общем-то даже очень много. Не то чтобы не углядели их Михаил Брашинский и Ко, а просто не стали заморачиваться: пиплу и так сойдёт, понятно же, что имелось в виду. Режиссура…  Ну, если коротко и по существу: никакого кинематографического прорыва нет. Обычное такое кинцо: поставил камеру и снимай без всяких заморочек, а что снимать, так это в сценарии всё прописано. Так и снимал этот могучий режиссёрский коллектив свою очередную нетленку. Оператор тоже не подкачал, не повысил градус своим киновидением, просто продемонстрировал некоторую профессиональную подготовку и знакомство с классикой операторского искусства (сцена смерти одного из «партизан» в лесу, когда верхушки берёз вот-вот начнут свой смертельный хоровод — цитата из «Летят журавли», как вы понимаете). Смех и грех, право слово!

С актёрами просто беда! Что научились с ними делать, так это их раскручивать по поводу и без. Смотришь старые фильмы и просто диву даёшься: куда всё делось?! Учат так? Или слишком много работают и уже не понимают над чем? С голосом что? С глазами? С общим выражением лица? Раздеться — раз плюнуть, произнести «я тебя люблю больше жизни» — не получается (если они одеты, конечно;  без одежды и так понятно). Не получается любовь, уже и просто симпатия с трудом даваться стала. Супер-разрекламированный Данила Козловский не меняет выражения лица на протяжении всего фильма, разве только когда падает на пол, подкошенный ударом ОМОНовца, да и то только потому, что кровь изо рта течёт и глаза закрыты. Я вообще, если честно, не увидела ничего запоминающегося у этой самой большой надежды современного кинематографа. С моей точки зрения, так он везде одинаков. Но если в других фильмах режиссёры как-то его смогли вмонтировать в происходящее на экране, то тут режиссёрский коллектив оказался бессильным по определению, в том числе и в работе с актёрами. Единственный, кто убедительно отыграл свою роль, так это Юрий Цурило в роли Троекурова. Хотя, может быть, потому что ему было что играть, в отличие от остальных бедолаг, которые были брошены на произвол судьбы и выбирались как могли из этого режиссёрского междусобойчика.

А самое главное, чего я не поняла, так это то самое сакраментальное: о чём фильм-то? Просто проэкранизировать Пушкина, прикрывшись нашим всем от возможной критики? Срубить бабки по-быстрому, оправдываясь если что злободневностью и борьбой с нашим вселенским злом — коррупцией? А заодно намекнуть всем забредшим в кинозал, что Россия страна такая, что со злом в ней надо бороться из-за бугра? Не случайно же во время проникновенного разговора Дубровского и Маши Троекуровой, когда между ними по замыслу авторов зарождалось то высокое и светлое чувство, которое вроде бы и составляет бОльшую часть повести Пушкина, впервые возникает тема исхода из России: «А почему ты вернулась из Англии? Неужели ты хочешь тут жить? — Нет, конечно! Просто я решила подумать, чем я хочу заниматься. А потом я уеду». И в самом конце фильма, когда (так уже повелось, непонятно только откуда — у Пушкина этого нет) мы уже ждём фразы: «Спокойно, Маша, я Дубровский», окровавленный герой с автоматом в руках призывает её: «Я увезу тебя отсюда«, а она отказывается, вероятно, потому что и новый муж вполне способен (с её-то деньгами) сам увезти её куда надо.

Честное слово, на этом фоне «Географ глобус пропил» с его тоже весьма размытой концепцией жизни в России действительно представляется лучшим фильмом года. А может быть, и десятилетия. Потому как о нашей жизни всё-таки говорит — своими словами и не призывая на помощь классиков. А вот о чём пробормотали мне в этом кино-опусе, вроде бы однозначном и понятном, я лично не разобралась. Единственно, что я поняла, так это то, что в таком направлении новый наш кинематограф идёт в никуда … или он уже там. И без всяких дорог.

Такие дела!

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

Дом кино. «Интимные места» (Россия-2013): Гениталии как средство производства

Вы когда-нибудь смотрели среднестатистический советский фильм на производственную тему? От начала до конца? И понравилось? И было даже интересно? И вы поняли, как надо варить сталь и сеять озимые? И сразу вам стала понятна цель и смысл вашей жизни?..

Вы думаете, что я сошла с ума? Да ничего подобного. Я тоже, как и все нормальные люди, понимаю, что никакие самые передовые производственные процессы, внедрённые кем-то на каком-то производстве, не могут повлиять не только на нашу жизнь, но и на жизнь героев этих фильмов. Даже если вы участвуете в похожем производственном процессе, только не на экране, а на самом деле. Да и не дело это кинематографа — осваивать передовые технологии и выяснять, когда именно озимые следует сеять. Это дело специалистов. И именно специалисты должны этим заниматься — в меру своей образованности, профессионализма и ответственности.

Всё это относится и к новой разновидности «производственного» фильма — фильма о «глубоко личном». Нет, не о том личном, которое творится в душе человека, вызывая на свет божий такие силы, которые могут либо раздавить человека, либо вознести на вершины, о которых и мечтать не приходилось.  А о том личном, которое спрятано до поры до времени у каждого под одеждой и вступает в действие (или не вступает) в положенное время и в положенном месте. Да, я имею в виду те самые интимные места, которым и посвящён фильм.

Я не ожидала, что фильм с названием «Интимные места» (Россия, 2013) будет рассказывать именно об интимных местах и действиях, с ними связанных. Я как-то думала, что это иносказательное что-то. Я обманулась. С первых же кадров стало понятно, что именно о проблемах, связанных с использованием этих самых мест, и пойдёт речь. Эпатажно? Да, но не в той мере, как, например, лет 10-15 назад. Привыкли мы ко всему, нас уже этим не удивишь, не потрясёшь, не взволнуешь. Интересно? Кому как, мне лично — нет. Мне было скучно. Не противно, не отвратительно, не стыдно — за себя, создателей фильма или публику, а просто скучно, как скучно бывает во время фильма, где сокрушаются, что сталь сварена ненадлежащего качества, а урожай мог бы быть лучше, если бы его высадили в своё время на полчаса позже.

Я понимаю, что вся жизнь героев фильма состоит не только из мыслей об этом и действий в этом направлении. Я понимаю, что показан только тот срез их жизни, который непосредственно касается этого. Я не ханжа и не считаю, что об этом нельзя говорить прилюдно и что это совсем не важно, да и вообще это неприлично, в конце концов. И я понимаю, что любые отклонения в интимной сфере семьи представляют большую опасность как для самой семьи в целом, так и для здоровья и психики каждого отдельно взятого взрослого человека. Да, человек может быть несчастен именно из-за разлада в интимной области. С этим надо бороться — идти к врачу, сексологу, сексопатологу, психоаналитику, психиатру наконец. Надо что-то делать. Но, по-моему, вываливать проблемы отдельных людей, даже если таких людей и таких проблем много, на экраны перед изумлённой публикой, не имеет смысла.

Я далека от мысли, что литьё стали на экране может помочь сталеварам в их нелёгком труде. И точно так же я далека от понимания, почему «откровенный» и «свободный» кинорассказ о людях, страдающих от тех или иных проблем, а то и заболеваний в интимной сфере, поможет реальным людям, сидящим по эту сторону экрана, справиться с подобными же проблемами в реальной, «некиношной» жизни. Это не задача искусства, как не являлись задачей искусства решение разнообразнейших производственных проблем в многочисленных советских производственных фильмах. Проблемы духовные, нравственные точно так же далеки от интимных сфер, как и сталелитейное производство, хотя конечно же интимная жизнь касается каждого из нас в гораздо большей, если не сказать — в глобальной, мере. Но и только. И поэтому радость кинообщественности по поводу того, что мы такие открытые и свободные стали, потому что можем говорить на такие запретные раньше темы, кажется мне несколько бессмысленной: к чему разговор-то? О том, что «со всяким бывает»? А то мы не знаем. И что «таких» всё больше? Тоже в курсе. И что?

После окончания фильма, в раздевалке, я услышала обрывок разговора двух очень молоденьких зрителей (интересно, им было 18+?). Юноша объяснял спутнику: «Это та же эротика, только со смыслом». Думаю, под смыслом он имел в виду содержание. Я же уцепилась за слово «эротика» Не думаю, что авторы стремились сделать эротический фильм. Эротикой тут и не пахнет — изначально, по замыслу. Обнажёнки много, но она крайне неэротического свойства. Я, если честно, удивлена, сколько однако народу с нашими среднестатистическими, отнюдь не модельными и накачанными телами, готовы полностью обнажиться перед камерой. Вялые груди, целлюлит, обвисшие женские и мужские животы, «спящие» мужские гениталии… Какая эротика, и мысли не возникает. Как и возмущения и желания «не пущать«. Ничего не возникает — скучно потому как. Страшно скучно.

Единственная по-настоящему трогательная и пронзительная линия этого фильма — о молодой женщине, мечтающей о ребёнке,  муж которой не разрешает ей «плодиться» —  оказывается погребённой среди многочисленных ракурсов мужских и женских гениталий, фаллоимитаторов и вибраторов, нецензурной лексики (на разные лады произнесённые названия интимных мест — и ни разу ни слова о душе, любви, о счастье) и нетрадиционных желаний. «Все мы извращенцы», — говорит один из  персонажей. Да, похоже, что в этом фильме такого добра на каждый квадратный метр пространства гораздо больше, чем требуется для внятного произведения киноискусства.

…Недавно одна знакомая заведующая библиотеки рассказала мне, что к ним в библиотеку поступила книга стихов с таким огромным количеством ненормативной лексики, что она была вынуждена обратиться в организацию, которая и распределяет книги по библиотекам. Ответ был лаконичным: «Вы, наверное, чего-то не понимаете в современной поэзии!» Да, я тоже чего-то не понимаю в современной поэзии, оперирующей площадными словами для выражения своих чувств. Да и в современном кинематографе, как выясняется.

Такие дела…

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

«Географ глобус пропил»: история, рассказанная слишком поздно

О новом российском фильме «Географ глобус пропил» (2013) не слышал только тот, кто вообще ничего не хочет слышать о российском кинематографе. Громкий фильм, получивший не только множество призов, в том числе и три приза «Кинотавра», но — что важно — признание зрителей и не только российских. Фильм не оставляет равнодушным никого — ни его поклонников, ни противников. Даже наш прокат, ориентированный почти исключительно на американское кино, предоставил ему лучшие экраны в самый прайм-тайм. И залы полны! «Фильм с человеческим лицом» — так сказала о нём моя знакомая, имеющая профессиональное отношение к кинематографу.

Я смотрела этот фильм в полном зале, настроенном весьма благожелательно. Два часа экранного времени пролетели незаметно. Действительно, фильм смотрится на одном дыхании. Режиссёр, он же один из сценаристов, Александр Велединский собрал отличную команду, которая и принесла картине заслуженный успех. Нет швов, нет стыков, нет натянутости и вообще ощущения, что смотришь фильм. В него погружаешься и несёшься вместе с сюжетом по всем перипетиям, уготованным главному герою. Актёрская игра — какой я давно уже не видела в нашем новом кино. Особенно произвели впечатление Елена Лядова и Константин Хабенский, к которому я в принципе равнодушна. Но тут — что есть, то есть, не отнимешь. Да и остальные роли замечательны — и у Евгении Брик, и у Александра Робака, и даже крохотная ролька завуча Агриппины Стекловой. И старшеклассники в роли старшеклассников не произвели впечатление ряженых первокурсников театральных училищ. Музыка прекрасно вписывается в это киноповествование и действительно заслужила добрые слова в свой адрес и приз «Кинотавра». Всё отлично, всё здорово!

Но почему-то не ликовалось. Что-то мешало, и бился в голове вопрос, на который никак поначалу не могла найти ответ: «А о чём фильм-то?». Согласитесь, законный вопрос после двухчасового ликования. Дома долго думала, бубнила под нос, лазила в Интернет за интервью и отзывами (большей частью положительными). И надумала, попав при этом в ту малочисленную часть зрителей, у которой есть к фильму некие претензии. Их немного, этих претензий, у меня так она одна, но из той категории, которая мешает сказать: «Это лучший фильм года» (а то и столетия, тысячелетия и вообще в истории кинематографа, как заявляют особо ретивые поклонники).

Кто бы как не относился к фильму, все сходятся в одном: киноистория, вернее, её основа корнями уходят в традицию русского искусства, кинематографа в частности. Это история «чудика», не вписывающегося в окружающую жизнь. Некоторые даже находят ассоциации с Онегиным, Печориным и Обломовым, но тут, мне кажется, они уже хватили лишку. Конечно, приходят на память «Осенний марафон» с мягкотелым Бузыкиным, «Берегись автомобиля» с чудаковатым Юрием Деточкиным, но там всё-таки другие истории. Я же уже к середине фильма вдруг всё чаще стала вспоминать «Утиную охоту» да и вообще Вампилова, тем более что и действие происходит в Сибири, подальше от зачумлённой Москвы поближе к исцеляющей душу природе. Лично для меня главный герой фильма  Виктор Служкин обозначился как Зилов, только не злой, агрессивный и сознательно подлый, а … никакой. Не подлый — сознательно. Не злой — так как злость требует всё-таки какой-никакой активности, чего герой не может по природе своей. Но и не добрый, так как доброта требует выхода и приложения хотя бы душевных, если не физических сил, но сил никаких у Виктора нет и, похоже, никогда и не было. Он — герой безвременья, обаятельный, беззлобный, ничего не требующий от других и не способный дать ничего сам. «Лузер» — бросает ему в лицо жена. Да, он лузер. Что и доказывает себе и другим, заливая осознание своего места в жизни алкоголем, что тоже в традиции лишнего человека последнего столетия (представить себе благоухающего постоянным перагаром Онегина или Печорина, произносящего монологи заплетающимся языком, не могу).

Дело в том, что основу сценария составил роман Алексея Иванова «Географ глобус пропил», рассказывающий историю лузера, у которого земля ушла из-под ног в начале 90-х прошлого столетия. Да уж, тогда этих лузеров было хоть пруд пруди. Земля действительно уходила из-под ног, и молодые здоровые мужчины хватались, как за соломинку, за бутылку, чтобы не видеть, не слышать, ни за что не отвечать… Всё видели, слышали и за всё отвечали, как и водится в таких случаях, женщины, спасающие семьи, а заодно и своих непутёвых «кормильцев». Кто пережил 90-е, тому не надо объяснять что и как. И вот эта-то история и легла в основу сценария. Но времена изменились. И то, что было ещё 20 лет назад, если не извинительно, то хотя бы понятно, сегодня, как говорится, не катит. Нет разрушенных, как после бомбёжки, городов (во всяком случае, таких крупных, как в фильме), никто не изумляется и не вытягивается в струнку при виде такой редкой птицы как новый русский, уже не закрываются огромные НИИ (их благополучно позакрывали 20 лет назад). Почва ушла из-под ног тогда, в 90-е, а сейчас она наросла новая, не сказать, чтобы изумительно хорошая, но на ней вполне могут стоять все те, кто хочет это сделать. Тогдашние лузеры спились или лечатся на пенсии от хронических болезней, нынешние валяются на диванах не от постоянного похмелья, а от лени, которая оказалась сильнее всякого похмелья.

Сценарий о жизни в 90-х оказался не адаптирован к нынешним реалиям. А это для социальной драмы, каковой фильм является, убийственно. Социальная драма привязана ко времени априори. Иначе всё чаще начинаешь задаваться вопросом: а почему?.. а отчего?.. а зачем?.. И не находишь ответов. И главный вопрос, который сразу у меня возник, как только побежали титры по экрану: «Так о чём фильм?», так и остаётся без ответа.

Где-то я прочитала, что фильм является своего рода гимном лузерству. Мол, можно быть счастливым и будучи лузером. Конечно, если принять на грудь положенные пол-литра, то отчего же нет. Но если близкие люди и вообще все, кто от него зависят, несчастны, то это уже не гимн, а пародия на него. Ничего не хотеть от жизни — это не подвиг, это твоё личное дело, когда оно касается только тебя. А когда страдают «любимая» жена, дочь? А когда ты тащишь своих учеников в турпоход на реку Чусовая с её опаснейшими порогами, при этом не просыхая и периодически выпадая в осадок от водки? Дети-то ещё оказались приличными, можно сказать, положительными. Это тоже из 90-х, тогда детки ещё не озверели от  безнаказанности и вседозволенности и верхом издевательства над учителем считалось описать ему тряпку, предназначенную для стирания с доски. Их придуманная прямо в походе песенка «его же посадят за мёртвых детей» говорит о том, что дети оказались более зрелыми, чем их постоянно пьяный руководитель.

Его не посадили, его уволили по собственному, дабы шуму вокруг школы не было. И живёт он и дальше, такой вот весь неземной (мечтает жить как святой), такой надмирный (парит над миром на балконе), такой обласканный сбежавшей было женой и нашим добрым кинематографом, который в человеке без воли и чувства долга видит воплощение благословенного лишнего человека с его вечным «что делать» и «кто виноват».

А может быть, он сам виноват?

Такие дела.

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized

XXXV МККФ. Российское кино: Что дальше?

В этом году решила честно ходить на российскую программу XXXV ММКФ и посмотреть ВСЁ — от начала до конца. Ну, хотя бы по одному фильму в день. Казалось, что это не так уж трудно. Но трёх фильмов хватило, чтобы моя решимость угасла на корню, да и жара, знаете ли… В жару тащиться в центр Москвы, ехать в потном метро, сидеть в душном кинозале Дома кино, где не спасают мощные кондиционеры… Фактор жары окончательно снял все вопросы: достаточно и того, что я отсмотрела. Попробую немного подсобраться в кучку и проанализировать свои ощущения.

Итак, фильм №1: «Чапаев, Чапаев» режиссёра Виктора Тихомирова. Через минут 10 после начала просмотра я начала тосковать, что придётся терпеть почти два часа непонятно чего. В середине фильма я обратила внимание, что мне очень весело и я хохочу. Не от бессилия что-то понять, а просто потому, что очень весело и позитивно стало на душе. Давно не видела такого кино: экстремальное озорство, не переходящее однако в глумление и осмеяние. Виктор Тихомиров — представитель художественного объединения митьков. Я думаю, что больше ничего говорить и не надо. Кроме, пожалуй, того, что и как кинорежиссёр он оказался очень состоятелен и сделал классный фильм, пусть и в новомодной сейчас «клиповой» манере. Не в манере дело, а в том, есть ли что человеку сказать. Тихомирову — есть что, потому и фильм получился. А поскольку то, что он наговорил в этом фильме, мне пришлось по душе, то и фильм понравился.

Рассказать сюжет, без риска показаться сумасшедшим, невозможно. Формально сюжет движется в двух временных плоскостях: гражданская война с Чапаевым с шашкой наголо и жизнь начала 60-х годов, где Актёр (Иван Охлобыстин) снимается в фильме о Чапаеве. Но это только формально. На самом деле, как мне показалось, это фильм о советском времени. И, как это не покажется кому-то странным, не с целью очередной раз пригвоздить к позорному столбу, а просто попытаться вспомнить: а как мы тогда там все жили-то. И рассказ получился очень озорным и позитивным. Если фильм разбить на те коротенькие клипы, из которых он состоит, то каждый из них представляет собой маленький киношедевр. Самое странное, что все эти маленькие шедевры режиссёру удалось «сшить» в единое целое и получилось вполне добротное кино, авторское, но доступное для любого не самого продвинутого зрителя. Было бы желание смотреть и понимать, что зачастую является самым важным, когда снимается кино о нашем прошлом. Режиссёр не отделяет себя от «масс», поэтому, мне думается, он вполне способен достучаться до любого, самого предубеждённого сердца. Сам он говорит о себе так: «Я тут работаю как аккумулятор, впитавший в себя множество книг. Мы были последним счастливым поколением, которое выросло без телевизора, в лучшем случае, с радио, поэтому читали абсолютно всё, что попадало в руки и запоем».

По-моему, фильм «Чапаев, Чапаев» — яркий образец того, как замысел совпал с результатом. Вот как задумал автор, так всё и получилось, что, как ни странным это покажется, бывает далеко не всегда. И только у самых-самых. Вот Виктор Тихомиров и есть самый-самый, и я теперь самая его горячая поклонница. И я всей душой присоединяюсь к его словам: «Положительный пример всегда имеет созидательное свойство: он излечивает человека, придаёт ему сил. Мне такая позиция ближе, хотя, конечно, существует огромный массив депрессивного искусства, которое принято считать более философичным, глубоким. Но я свою скромную миссию вижу в том, чтобы обнадёжить, развеселить зрителя, чтобы он приободрился, а не в могилу с надеждой глядел. Это, конечно выставляет меня несколько поверхностным, нефилософичным автором, но я сознательно на это иду».

Я потому так подробно остановилась на этом фильме, что о фильме №2 «Репетиции» кинорежиссёра Оксаны Карас мне сказать вообще нечего. Два издёрганных молодых человека (она — театральный художник, он — актёр) … Господи, а что же они делают-то? Любят друг друга? Говорят, что, вроде как бы, да… Во всяком случае, секс крупным планом нам продемонстрировали. Денег нет, работы — у него — нет, своего жилья нет, долги есть, неустроенность есть, перспектив в жизни — как личной, так и профессиональной нет. И вот два чудика весь фильм измываются друг над другом, а заодно и над зрителем, чтобы в конце, пройдя какие-то мифические испытания, опять слиться в объятиях. Как-то пусто и неинтересно, причём изначально. Фильмов таких а нашем ТВ миллионы, наверное, и этот пополнит их ряды. (Должна отметить, кто Оксана Карас очень эффектная женщина. Вот и всё, что запомнилось из второго кинопросмотра).

Фильм №3 «Небесные жёны луговых мари» режиссёра Алексея Федорченко оставил в моей душе столь неизгладимый след, что я решила с этой самой российской программой завязать. До просмотра все только и верещали, что фильм возили на Римский международный кинофестиваль, правда, умалчивая, что он там ничего не получил. Зато на Кинотавре!.. Эка невидаль: получить премию на нашем фестивале! Как это делается, все мы знаем, даже говорить не о чем.  По-моему, получив приз на Венецианском фестивале за фильм «Овсянки», режиссёр, как говорится, возомнил и его понесло. И не надо говорить, что этот фильм относится к разряду «поэтических» (был такой жанр в советское время, очень его любили на киностудии им. А.Довженко). И не надо говорить, что фильм построен на основе культуры и мифологии народности луговых мари (есть такая). То есть основу составляет мифология этого народа, но вот то, что навешано на эту самую мифологию и культуру, по-моему, ни в какие ворота не лезет. В середине фильма у меня появилось стойкое убеждение, что режиссёр просто болен. Свихнулся на сексуальной почве. Во второй половине фильма начинаешь уже отделять миф от сексуальных фантазий режиссёра — и становится совсем невмоготу. И не надо говорить, что это такой, мол, марийский Декамерон. Если только не считать, что любой фильм с сюжетом «ниже пояса» является Декамероном. Не та философия, не тот посыл. И не надо говорить о чистоте и невинности плотских радостей лугового народа: дескать, сама природа, это так естественно. «Не правильно это, что дети не могут увидеть фильм. Моей дочери 12 и я ей показывал несколько раз. Картина невинна и целомудренна, она учит патриотизму. Но только потому, что там в кадре раздеваются девушки, её нельзя смотреть до 18 лет», — утверждает режиссёр. Зачем вы говорите неправду, господин режиссёр? Действительно, есть ограничение 18+. И мне кажется, что совершенно справедливо. Я бы своей 12-летней дочери не разрешила даже однократно смотреть на совокупления, так сказать, в полный рост и со всеми подробностями. Вам просто повезло, что в нашей стране такой разгул демократии по данному вопросу и на такой способ полового воспитания в вашей семье смотрят сквозь пальцы. Да и не всем взрослым приятно смотреть почти два часа на подобную трактовку чьего-либо эпоса.

В общем и целом, так или иначе, но охота смотреть российские фильмы очередной раз отбита. Не тот я зритель, вероятно, для кого наше кино снимается. Даже «Чапаев, Чапаев» не спасает положения, всё-таки это не массовое кино, не хлеб для кинозрителей, а некая изюминка. А изюмом, как известно, сыт не будешь.

А для кого снимают фильмы наши кинематографисты? И кто даёт под это деньги? А кого-то интересует, как они окупаются? И что делать? И кто виноват?

Такие дела.

Комментарии (9)

Filed under Uncategorized

Рецензия в 13 слов

Фильм «Легенда №17″ — лажа полная от начала до конца. Олег Меньшиков — гений! Всё!

Такие дела!

Комментарии (3)

Filed under Uncategorized

Я шагаю… под Москвой

Я вообще-то не собиралась смотреть российский фильм «Метро» (2012, режиссёр Антон Мегердичев). Не люблю я этот жанр — фильм-катастрофа. Они в принципе все одинаковы, сделаны по одному и тому же образцу и, за исключением единиц, которые попадают в историю кино (например, некоторые фильмы Хичкока), используют одни и те же приёмы и наработки. Было бы вернее сказать: заимствуют. Почему в результате посмотрела? Не знаю. Попался под руки — и посмотрела. Самое странное, что не жалею.

Конечно, этот фильм не избежал «заимствований» и не привнёс в историю кино ничего нового. Справедливости ради должна сказать, что он вроде бы и не претендовал на подобное попадание. Во всяком случае, я не слышала в речах съёмочной группы утверждения, что они «сняли уникальный фильм, который никогда до… и после…«. Нет, честно так признают, что фильм навеян советской лентой «Экипаж» и снимался с той же целью. Так что создателей фильма «Метро» можно смело поздравить с успехом и поставить всем участникам проекта твёрдую пятёрку за работу.

Для чего снимаются такие фильмы? Можно долго рассуждать о предупреждении человечества о нависших над ним опасностях даже в эпоху «полной победы» человека над природой (и здравым смыслом — хочется добавить). Но мне представляется, что цель более практична и близка к человеку, во всяком случае, более близка, чем эфемерные «предупреждения» непонятно кому. Да и странно было бы предполагать, что вот посмотрело человечество фильм-катастрофу — и сразу бросилось принимать меры по устранению и недопущению. Посмотрели, подрожали и пошли спать со спокойной совестью — вот и весь результат. Наверное, вся суть неистребимости жанра фильмов-катастроф заключена в их огромном и полезном психотерапевтическом эффекте: они отключают зрителя на пару часов от реальных проблем, тем самым снимая напряжение и нервные перегрузки и «перезаряжают» его «хорошим» концом фильма. Счастливо улыбаясь и переводя дух, зритель отрывается от экрана с чувством облегчения и отдыха издёрганного окружающей реальностью сознания. Вот если подобный эффект фильма данного жанра достигнут, то фильм-катастрофу следует признать хорошим.

Если рассматривать «Метро» с этой точки зрения, то он очень даже ничего себе. С задачей справляется на все сто процентов. В первые минут двадцать ещё машинально «отщёлкиваешь» на счётах подсознания один штамп за другим, но потом полностью погружаешься в действие, тем более что оно просчитано и рассчитано до минуты, чтобы не сбивать темп и не позволить зрителю выключиться из игры. Напряжение нарастает по мере разрастания предложенной катастрофы, то есть аварии на московском метрополитене, где грунтовые воды прорвали тоннель и грозят затопить само метро с находящимися там пассажирами, а заодно и обрушить центр Москвы с «наземными» жителями. Поскольку безликая пассажирская масса (то есть люди вообще) вызывают, конечно, сочувствие, но как-то весьма абстрактно, то в фильме, как и в других подобных фильмах, выделяется некое ядро из семи пассажиров и собачки Тявки, за которыми и следует камера. Попутно, пусть и мимоходом, раскрываются судьбы и характеры действующих лиц, начинаешь к ним привыкать и сочувствуешь уже гораздо более конкретно, чем сначала. В конце фильма напряжение достигает такого апогея, что вопрос «спасут-не спасут» становится не менее весомым гамлетовского «быть или не быть». (Кто не смотрел, сразу сообщаю, спасут почти всех. Кого не спасут, говорить не буду, все должны получить свой психотерапевтический эффект в полной мере.)

Список действующих лиц не нов, традиционен, но это не имеет никакого значения. Разумеется, тут и элементы любовного треугольника, когда выясняются отношения в казалось бы самый неподходящий для этого момент; и парочка молодых людей, которые только что познакомились и благодаря катастрофе у них рождается большое и чистое чувство; и «бывший» большой человек, потерявший себя в «наземной» жизни и вновь обретающий веру в себя; и неприспособленный интеллигент с портфелем, вялый и нерешительный, но добрый и трогательный… В общем, полный Ноев ковчег подобного рода кино-потопа. А для пущего усиления нервозности к этой группе действующих лиц подключили ещё двух персонажей, чьё присутствие в фильмах включает у зрителя на уровне подсознания сильное рефлекторное желание чуть ли не лично броситься на помощь: это ребёнок и собачка. Всё, группа готова, чтобы вывести любого из состояния ленивого и добродушного созерцания и погрузить в воды метрополитена, постепенно и неотвратимо наполняющегося водой.

Актёрский состав фильма сильный, играют все с душой, не переходя ту грань, которая нужна для фильмов подобного жанра. Не подумайте, что я говорю об этом с какой-то долей усмешки или пренебрежения. Наоборот, мне кажется, что режиссёром выдержана необходимая пропорция между актёрами и спецэффектами, когда и те и другие не мешают друг другу и не живут своей параллельной жизнью, а действуют заодно. Не знаю, как для кого, но на меня спецэффекты произвели большое впечатление и не вызвали никаких нареканий. Может быть, более технически подкованным зрителям что-то и показалось архаичным или совсем уж неправдоподобным с точки зрения науки физики, но мне, свободной от излишних знаний этого предмета ещё на школьном уровне, ничто не резало глаз. Мне было страшно. Причём иногда настолько страшно, что я благодарна сценаристам, что названия всех станций метро, где происходило действие фильма, выдуманы. И так на следующий день было страшно пользоваться этим пусть и не самым удобным, но совершенно необходимым видом транспорта.

Так что фильм удался. А на вопрос: «И зачем ты его смотрела?», который мне иногда задают знакомые, когда я рассказываю об этом, я с чистой совестью отвечаю: «А зачем все смотрели «Экипаж»?» Всё-таки знакомый, родной — не заграничный — антураж, да ещё и с современными реалиями, а не со старыми советскими, оказывает более глубокий психотерапевтический эффект. (А ребёнка и собачку спасли!)

Такие дела.

Оставить комментарий

Filed under Uncategorized